О жизни и творчестве А.А.Ахматовой. Семья Гумилевых

 

По утверждению поэтессы, ее предком по материнской линии был татарский хан Ахмат. Анна Андреевна говорила о некоем семейном предании, повествующем об этом. Она любила рас­сказывать такую историю: «Моего предка хана Ахмата убил ночью в его шатре подкупленный русский убийца, и этим, как повествует Карамзин, кончилось на Руси монгольское иго. Этот Ахмат, как известно, был чингизидом».

Соответственно, псевдоним Анна взяла от прабабки, татарской княжны Прасковьи Ахмато­вой. Но документального подтверждения версии Анны Андреевны нет. На самом деле Прасковья Федосеевна была русской дворянкой и жила с мужем в имении близ Симбирска. Зато родствен­ницей матери Ахматовой была Анна Бунина (1749-1829) - поэтесса, которую современники называли «русской Сафо» и которой благоволили Державин и Крылов. Также со стороны матери род связан с Шереметьевыми. А вот предками по отцовской линии были крепостные крестьяне Киевской губернии и черноморские казаки. Их потомки получили дворянство по выслуге лет.

 

            1905 год для Анны ознаменовал собой переход из детства во взрослую жизнь. Пер­вым предвестником будущих испытаний стала попытка самоубийства Николая Гу­милева из-за ее отказа выйти за него за­муж. Следом — другая беда. Антон Андреевич попросил развода у жены, после чего Инна Эразмовна вместе с детьми подалась на юг — сначала в Евпаторию, а затем в Се­вастополь. Начались скитания по чужим углам. Денег не было, поскольку бывший глава семейства умудрился промотать все 80-тысячное состояние супруги.

Анна глубоко переживала предательство отца и навалившуюся на семью бедность, когда приходилось самим «стирать белье» и «мыть полы». Девушке настолько сложно было примириться с новой жизнью, что она даже пробовала повеситься. Но выскочив­ший из стены гвоздь ее спас, и было после этого «очень стыдно перед мамой» В Ев­патории Аня написала, по ее собственному признанию, «великое множество беспомощ­ных стихов».

А летом 1906 года на Горенко обрушился новый удар — умерла от туберкулеза стар­шая дочь Инны Эразмовны Инна.

            Осенью 1906 года, едва оправившись от потери, Анна начинает переписку с Гумиле­вым, который в то время находился в Пари­же. Каждое новое послание от него вызывает у девушки нервный припадок — от радости и избытка чувств. Впрочем, это не мешает ей флиртовать с окружающими и все так же любить «до гроба» Голенищева-Кутузова.

            В январе 1907 года в русском журна­ле «Sirius», издававшемся во Франции при участии Гумилева, публикуется стихотво­рение Анны «На руке его много блестящих колец...» Тогда же она пишет Сергею фон Штейну «Я выхожу за друга моей юности Николая Степановича Гумилева. Он любит меня уже 3 года, и я верю, что моя судьба быть его женой. Люблю ли его, я не знаю, но кажется мне, что люблю». И еще: «Вы ведь знаете, какой он безумный, вроде меня».

            Но когда Гумилев примчится к ней из Парижа, она вновь даст ему от ворот пово­рот. В 1908 году Анна, окончив годом ранее киевскую Фундуклеевскую гимназию (в Киеве она жила в целях экономии у сестры матери и кузины), поступает на юридиче­ский факультет Высших женских курсов, где ее особенно увлекают латынь и история права. Позднее Ахматова продолжит учиться уже в Петербурге — на Высших женских историко-литературных курсах Раева.