О жизни и творчестве А.А.Ахматовой. Семья Гумилевых

 

В конце 1911 года Гумилев порвал с символизмом и организовал «Цех поэ­тов», в который также вошли Сергей Го­родецкий, Владимир Нарбут, Михаил Ло­зинский, Осип Мандельштам и Анна Ахматова.

            А в 1912 году участники «Цеха» создали новую поэтическую школу — акмеизм.

Для Ахматовой этот год стал одним из самых счастливых. Весной был издан ее де­бютный сборник стихов «Вечер» Книга ти­ражом в 300 экземпляров мгновенно разо­шлась и снискала симпатии критиков и чи­тателей.

            Затем Анна с мужем путешествовала по Швейцарии и Северной Италии. А осенью 1912 года у нее родился сын Лева. К мате­ринству Ахматова была, по всей видимо­сти, не готова — так же, как и Гумилев мало подходил на роль отца, и вскоре после появ­ления ребенка на свет все заботы о его вос­питании легли на плечи свекрови поэтес­сы. Впрочем, по версии самой Анны Андре­евны, бабушка и тетка мальчика отобрали у нее Леву чуть ли не насильно, сказав ей: «Ты, Анечка, молодая, красивая, ну куда те­бе ребенок?» Протесты Ахматовой, соглас­но этому «сюжету», ни к чему не привели, поскольку Гумилев встал на сторону сво­ей родни.

Как бы то ни было, Анна получила воз­можность жить привычной жизнью. С сы­ном она проводила, в основном, летние ме­сяцы, когда культурная жизнь в Петер­бурге замирала. Тверская губерния, где располагалось родовое имение Гумилевых и куда они выезжали на лето, по характе­ристике Ахматовой, была местом нежи­вописным, и, тем не менее, именно здесь появилась едва ли не большая часть сти­хотворений, вошедших затем в «Четки» и «Белую стаю»

            Весной 1913 года Гумилев отбыл в но­вую африканскую экспедицию. Вскоре по­сле этого Анна, разбирая бумаги мужа, слу­чайно нашла любовные послания актри­сы мейерхольдовской труппы, красавицы Ольги Высотской, адресованные ее супру­гу. Ахматову возмутил не сам факт адюль­тера — в их кругу это было довольно при­вычным явлением, — а то, что отношения Николая и Ольги зашли слишком далеко для обычной интрижки. И хотя на тот мо­мент любовники уже расстались, Ахмато­ва поняла, что ее браку с Гумилевым вы­несен смертный приговор. Осенью до нее дошли слухи, что Высотская родила маль­чика и дала ему имя Орест. Отцом ребен­ка городские сплетники называли Николая Степановича.

            Правда, сильно расстраиваться из-за мужниных амурных похождений Ахмато­ва не стала: она нежилась в лучах славы и с удовольствием проводила время в артисти­ческом кафе «Бродячая собака» В пестром кругу завсегдатаев «Собаки» — вся твор­ческая элита Петербурга! Поэты воспева­ют «Гумильвицу» (такое прозвище приду­мали Анне Андреевне острословы) в стихах, художники рисуют ее портреты! Ахмато­вой безуспешно оказывают знаки внимания Мандельштам и Пастернак. Она несколь­ко раз видится с Блоком, хотя молва упорно приписывает им роман.